Перейти к содержимому

IP.Board Themes© Fisana
 

Фотография

Мечты о космосе

Фантастика Космическая опера Мистика Драма КО_Рассказы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 2 545 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 05 Октябрь 2016 - 20:19

Один из моих любимых моих рассказов, который потом вылился в целый цикл менее удачных рассказов, объединённых одним миром.

Рассказ писался в далёком 2007-м году под впечатлением от творчества братьев Стругацких. Поэтому все совпадения в этом и других рассказах цикла совершенно не случайны. Это дань уважения величайшим мастерам советской фантастики и собственно научной фантастике как таковой.

Рассказ был переработан под мои современные умения ибо местами было даже стыдно читать. :)

 

1. Мечты о космосе.

2. В погоне за мечтой.

3. Легенды Дальних Колоний  (+ хронология).

 

Мечты о Космосе

 

Глава 1 – Прощание.

 

ГСП – группа свободного поиска. Для кого-то эта аббревиатура означала начало волнующих приключений в неизведанной части вселенной. Множество умных и хороших людей ушли к далёким звёздам в поисках братьев по разуму, новых научных открытий, а то и просто для пополнения космических карт. А для кого-то это означало смерть. Возвращались единицы. Самые удачливые прилетали на Землю ни с чем, чтобы снова жить в покое и безопасности. Но каждый раз, поднимая глаза к ночному небу, их душа с щемящей тоской рвалась ввысь, в пустоту.

Для Андрея Вячеславовича Волкова эти три буквы стали приговором. Опытный капитан, служивший почти во всех лётных войсках, в свои 50 выглядел молодо. Только взгляд стал жёстким, пронизывающим собеседника как рентген, да стального отлива виски. Он был тяжёлым человеком. Не мог спокойно выполнять даже самые разумные приказы, а всегда поступал так, как сам хотел.

Другие люди его возраста и опыта поднялись бы на вершины современной космонавтики, но не он. Ему запрещали летать или посылали на самые опасные задания. А он плевал им в лицо и требовал настоящего дела. За это его ненавидели. За это его уважали. Он был лучшим.

“Дождался” – неприязненно подумал Андрей Вячеславович, глядя на маленький кораблик, который за глаза называли гробом. Это был самый маленький космолёт из всех возможных. Для маленькой команды, с большим запасом всего нужного для долгого полёта, с лучшими регенераторами пищи и кислорода. Максимальная живучесть, минимум комфорта. Специально для свободного полёта в один конец.

Капитан скривился. Он как никто другой знал, что в космосе нельзя действовать наугад. Там слишком много неизведанного, чего человек даже представить не может. И теперь он должен будет вывести этот маленький кусочек человечества в космос, в пустоту, и ввести в прыжковый передатчик случайные координаты. Сначала недалеко, но потом всё дальше и дальше от дома и от надежды на спасение. Умный компьютер, с помощью сложной начинки, поможет избежать появления корабля внутри какой-нибудь планеты или других неожиданностей, однако стопроцентной страховки в космосе не бывает.

Недавно всё командование было взбудоражено жутким событием. Очередная ГСП. Вышла на орбиту. Капитан ввёл случайный курс и корабль исчез, чтобы появится где-то на окраине Солнечной системы. После положенного времени на прыжок команда не доложилась, однако поступил сигнал СОС. К ним отправили спасателей, а в телескопы с удивлением обнаружили на месте катастрофы неизвестный газовый гигант, хотя ни орбиты гиганта, ни его самого не фиксировали за всю историю наблюдений. Когда же спасатели прибыли на место, то доложили, что в заданном квадрате ничего нет. То есть вообще ничего. Ни обломков корабля, ни планеты. На Земле также подтвердили, что и планета и космолёт пропали. Астрономы выдвинули теорию, что блуждающий газовый гигант был притянут нашей системой из вне, пересёкся с выпрыгнувшим прямо перед ним кораблём и улетел дальше. Вот только скорость при примерно зафиксированной массе гиганта (1,1 Юпитера) была слишком невероятной, что бы в неё поверить. Выходило, что уже через несколько секунд после встречи с кораблём, экипаж которого успел только послать сигнал СОС, планета врезалась в него и унесла вместе с собой. Всё случилось практически мгновенно.

Андрей Вячеславович зябко поёжился, но тут же со звериным рычанием отбросил эти неуместные мысли. За себя он не волновался уже давно. Но к нему приставили ещё двоих, совсем без экипажа летать не смел даже Волков. Талантливого молодого космонавигатора из Америки и известного японского учёного. Их присутствие, боязнь за жизнь членов экипажа да и вся ситуация в целом выводили Андрея Вячеславовича из себя.

Рядом раздалось сухое покашливание. Капитан повернулся к своему сыну, то же капитану, только более… дисциплинированному.

- Командующий просил тебе передать… - Начал Андрей Андреевич Волков.

- Я знаю, что он просил передать! – против своей воли слишком резко ответил Андрей Вячеславович, о чём сразу пожалел и от неловкости продолжил говорить также резко. – Я не собираюсь выслушивать его фальшивые уговоры остаться!.. Я устал, и это назначение мне нравится, – уже более спокойным голосом произнёс отец.

Сын молчал и смотрел на корабль, который носил странное название - “Прощание”.

Заправщики медленно отъезжали от стартовой площадки. Рабочие в последний раз проверяли системы. Экипаж был на месте. Не хватало только капитана, чтобы оживить этот крохотный рукотворный мирок.

Андрей Вячеславович колебался лишь мгновение. И вот уже его решительные шаги эхом разносились над космодромом.

 

Нет, конечно, маленьким этот корабль назвать было нельзя хотя бы из уважения к Теории относительности. В нём есть большой багажный отсек в задней части, четыре каюты (одна из которых обычно используется как медицинский блок), большое общее помещение с кухней и санузлом и собственно рубка управления. Под жилой частью располагались практически безотказные, десятки раз продублированные автоматические системы корабля и двигатели. Но на фоне остальных он смотрелся также наивно, как юный росток рядом со столетним дубом.

Пройдя через шлюз и кают-компанию, Андрей Вячеславович вошёл в рубку и пробурчал:

- Экипаж готов?

- Йес, сэр! – громко воскликнул молодой улыбчивый американец Майк Алан.

- Так точно. – Намного более спокойно ответил маленький сухой японец Соджиро Сато.

- Системы? – командирским тоном спросил капитан, усаживаясь на кресло пилота.

- Системы работают отлично, сэр! – радостно воскликнул Майк.

- Работают, – лаконично сообщил учёный.

Капитан подумал, что команда ему досталась интересная, но сложная. Американец – типичный юнец, увлекающийся всякой модной чепухой и слишком бурно на всё реагирующий. Он воспринимал этот полёт как приключение. Обычно таких не пускали в космос без должной психологической обработки, но так как рядом были более старшие товарищи ему дали добро. Да и проверяли участников ГСП не то чтобы слишком серьёзно. Японец полетел из-за возможности новых открытий, в этом плане на Земле и ближайших окрестностях ловить было нечего. Сейчас на его лице не было ни капли эмоций. Он был спокоен как скала и также ко всему безразличен. Андрей Вячеславович подумал о том, найдут ли они что-нибудь такое, что выдавит из этого флегматика хоть тень переживания или интереса?

- Все системы готовы к запуску. – Оповестил по рации голос самого Мартынского – главнокомандующего космодромом и извечного противника Волкова. – Андрей, ты не передумаешь?  

Майк удивлённо поглядел на капитана и подумал, что ему показалось. Главнокомандующий космическими полётами Объединённой Земли и лично обращается к капитану группы свободного поиска? Однако одного взгляда капитана ему хватило, что бы вернуться к пульту управления системами корабля и не задавать вопросов.

- Начинай отсчёт. – Сквозь сжатые зубы процедил капитан в микрофон.

- Тут твой сын… - неуверенно начал Мартынский, но после паузы всё же начал обратный отсчёт…

 

…В центре управления полётами собрались почти все свободные капитаны, чтобы посмотреть на возможно последний полёт знаменитого в узких кругах космолётчиков Звёздного Волка, как называли Андрея Вячеславовича Волкова в молодости. У главного пульта стоял сам Аркадий Семёнович Мартынский – живая легенда космонавтики и управляющий всеми космическими полётами и космодромом в частности. Рядом с заметно постаревшим (хотя они с Андреем Вячеславовичем были одного возраста) ветераном стоял молодой капитан, очень похожий на того, который сейчас готовился к полёту в своём маленьком кораблике на фоне тяжеловесных торговых и обтекаемых военных судов. Лицо Андрея Андреевича было белым как мел. Губы плотно сжаты. Глаза пусты. Он казался мраморной статуей, невесть зачем поставленной в ЦУПе.

Сидящий за пультом оператор хотел было оповестить космонавтов о готовности к запуску, однако лёгшая на плечо морщинистая ладонь остановила уже почти сказанные слова.

- Все системы готовы к запуску, – серьёзным голосом проговорил в микрофон Мартынский.

Разговоры стихли. Все операторы полёта замерли в благоговейном молчании. Впервые командующий сам отправлял корабль в космос.

– Андрей, ты не передумаешь? – с толикой надежды в голосе спросил Мартынский своего старого товарища, с которым они вместе кончали академию и главного критика всех идей главкома. Беспощадного друга, верного противника.

- Начинай отсчёт, – зазвучал в ЦУПе решительный голос космолётчика.

- Тут твой сын… - неуверенно начал Мартынский, но стоящий рядом человек его перебил:

- Не надо.

Молодой капитан говорил тихо, но его услышали все. Тишина стала ещё более мрачной. Мартынский начал обратный отсчёт и каждое слово глухой болью отдавалось в сердце тех двоих, что стояли перед главным пультом управления стартом корабля.

- Пуск, – упало в тишину последнее слово и со стартовой площадки донёсся приглушённый рокот двигателей.

Ожидание превратило людей в восковые фигуры, лишь компьютеры деловито мигали холодными светом индикаторов. Как и во времена первых космических полётов так и сейчас, во время взлёта, связи с кораблём не было. Время текло медленно, никто не двигался. Титаническое напряжение витало в воздухе. Хоть Андрей Волков почти никогда не исполнял приказов и был груб, но он был человеком. Его одинаково не любили и уважали за его решительность и за то, что он всегда оказывался прав.

- Земля, полёт нормальный. Вышли на орбиту, – раздался голос из динамиков.

 

Звёздный Волк сдержанно улыбался, глядя из иллюминаторов на звёзды. Только в космосе он чувствовал себя молодым и независимым. Только здесь он был дома.

Манёвровые двигатели, против всех установленных правил, повернули корабль носом к земле.

- It’s so beautiful. – Заворожено проговорил Майкл Алан, забыв, что разговаривать на других языках, кроме русского (который был родным для капитана) было строжайше запрещено.

Соджиро промолчал, но если бы сам капитан не глядел на Землю, то он мог бы заметить, что зрелище родной планеты из космоса даже такого непробиваемого человека не оставило равнодушным.

Андрей Вячеславович поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и откинул красную крышечку, за которой пряталась маленькая клавиатура – традиция, позволяющая капитану самому решать судьбу экспедиции, а не доверять выбор бездушной машине. Не глядя, Андрей Волков вбил координаты и кивнул Майклу. Тот принялся довольно быстро обсчитывать траекторию полёта и точку выхода из гиперпространства.

- Посторонних объектов не обнаружено, – довольный собой, отрапортовал навигатор.

“Пустота” – пронеслось в мозгу капитана страшное слово и исчезло.

- Поехали, – отдал приказ капитан и в последний раз посмотрел на Землю.

- Не понимаю, – удивился американец.

“Всё-таки с образованием у них плохо” – с грустью подумал Андрей Вячеславович.

- А! Понял! Есть старт, сэр! – обрадовано воскликнул Майк, как бы услышав мысли старшего товарища, а капитан подумал, что не всё ещё потеряно.

 

Корабль со странным названием “Прощание” ещё несколько секунд высвечивался на радарах, а потом исчез, чтобы появится где-то далеко. Где ещё никого не было.

 

Глава 2 – Находка

 

- На радарах пусто, сэр, – доложил Майкл. От его задора и весёлости не осталось и следа, что, впрочем, и не удивительно. Редко кто находит что-то стоящее за три прыжка, только-только выйдя за пределы Солнечной системы. Теперь американец это понял, но отступать уже было поздно. Капитан боялся, что теперь тот начнёт искать приключений внутри корабля.

- В квадрате 5,7 обнаружена электромагнитная аномалия. Рекомендую воздержаться от полётов туда, – Сато докладывал как компьютер. Он, как человек, более умудрённый годами, не ждал, что им сразу же повезёт, однако безрезультатное начало его тоже тяготило. Андрей Вячеславович подумал, что за железным терпением скрывается увлекающийся ребёнок. – Больше нигде отклонений от нормы не обнаружено.

- Всем два часа отдыхать, – сказал капитан, голосом, не терпящим возражений и без единой нотки грусти и скуки.

Экипаж, кто молча, а кто с неизменным, но каким-то вялым “йес, сэр”, покинул рубку. И Андрей Вячеславович наконец-то смог позволить себе широко зевнуть и сладко потянуться.

Поставив корабль на автопилот, он вышел в кают-компанию, где Майкл готовил себе гамбургер. Японца нигде не было видно. Наверное, опять заперся в своей каюте и превращает её в подобие научной лаборатории. Капитан не переставал удивляться, где же Соджиро умудряется находить место для сна среди всего этого научного хлама. Не на потолке же.

Андрей Вячеславович сходил в свою каюту и вернулся с корабельным журналом и карандашом. Несмотря на то, что в современных кораблях расходы энергии на поддержание искусственной гравитации были минимальны, старый Звёздный Волк предпочитал проверенные карандаши, а не новомодные ручки, которые пишут даже в невесомости. Американцы любили тратить деньги и время своих лучших людей на такую ерунду. Напротив, с кислым видом и сочным гамбургером, развалился Майкл, грустно глядя в потолок.

- Ты должен был подготовить себя к тому, что за тройку прыжков мы ничего не найдём, – решил поддержать товарища Андрей Вячеславович. – И через десяток не найдём.

“И, слава Богу” – хотел добавить капитан, но промолчал.

- Я готовил, Кэп. Я читал много умных книг, но… - Майкл подался вперёд. – Вы не понимаете! Во мне всё горит! Я хочу, что бы что-то стало случаться! Сколько мы уже сидим в этой железке?

- Ты прекрасно знаешь сколько, Майкл, – после каждого прыжка они 8 часов сканировали округу, после чего два часа отдыхали. Через каждые два прыжка спали. То есть не прошло и трёх дней. – Это очень маленький срок, а ты уже не находишь себе места. Тебе надо успокоиться.

- Я стараюсь, сэр, стараюсь, – грустно ответил навигатор и стал жевать бутерброд. 

Капитан же принялся писать скучные, никому не нужные отчёты.

Когда же сухие строки заполнили капитанский журнал, Андрей Вячеславович огляделся. Майкл ушёл к себе в каюту. Японец так и не показывался. Капитан остался наедине с космосом.

Что делает человека великим? Ради чего он может превзойти себя? Ради мечты. Андрей Вячеславович с детства, глядя на звёзды, мечтал о космосе. Его мечта сбылась, а он продолжал с восторгом вглядываться в чёрную безграничную пропасть, наполненную миллиардами живых огней. Он мог смотреть на космические просторы часами, даже если вокруг была только тьма и звёзды. А уж если взгляду попадались планеты или разноцветные туманности, то тут звездолётчик мог забыть обо всём на свете. Больше всего на свете он любил космос. Больше жены, которая, отчаявшись пробиться к его сердцу, ушла. Больше сына, которого он воспитал настоящим человеком и мужественным капитаном, но с которым так и не смог наладить отношений. Больше жизни.

Сейчас Андрей Вячеславович был счастлив.

 

Ровно через два часа корабль и экипаж были готовы к новому прыжку. Капитан не стал полагаться на случай, а тщательно проанализировал возможные маршруты и выбрал один, по которому ещё никто не летал. Это было прямое нарушение духа ГСП, однако на такие мелочи опытному лётчику было плевать. И плевать ему было даже на явное неодобрение Майкла, которому хотелось таинственности и риска.

Мощные приборы прорезали ткань пространства и корабль исчез из привычного нам мира. Больше всего это было похоже на погружение. Представьте, вы идёте по берегу быстрой горной реки. И если у вас есть с собой лодка, то можно существенно сократить дорогу по реке, благо течение всегда попутное. Весь фокус в том, что бы выбраться на берег именно там, где вам нужно. И не утонуть в процессе, конечно.

Иллюминаторы были закрыты - вид той серо-алой мути, что жила на изнанке привычного мира могли переносить немногие. Да и то им потом приходилось подолгу ходить к мозгоправам. Андрей Вячеславович видел эту муть лишь однажды. Зрелище было таким отталкивающим и… чужим, что когда он пришёл в себя, то обнаружил, что волосы на висках побелели. После этого было много полётов, а капитана до сих пор била мелкая дрожь при прыжках.

Остальные чувствовали себя не лучше. Они были хоть и подготовленными, но новичками в космосе. На крайний случай в трюме имелись анабиозные камеры, но пока никто не жаловался.

“Прощание” нёс свой экипаж по быстрой реке меж звёзд, сквозь вечность мгновений.

 

- Капитан! Поступает сигнал СОС! – дрожащим от волнения голосом доложил Майкл и принялся высчитывать траекторию до сигнала, когда корабль вышел в обычное пространство. Однако капитан и сам видел мигающий тревожный огонёк.

- На пути большое астероидное поле. Придётся долго облетать… – сокрушённо проговорил навигатор. Не понятно было чем он расстроен больше: тем, что они не смогут быстро прийти на помощь или тем, что приключение откладывается на долгий срок.

- На пути никаких аномалий не обнаружено. Для изучения сигнала требуется подлететь ближе, – как всегда сухо сообщил Соджиро.

- Кэп, мы успеем? – с неподдельной тревогой спросил американец, озвучив мысли всего экипажа.

- Успеем, – каким-то странным, рычащим голосом сказал капитан. Оба его подчинённых с удивлением посмотрели на капитана и увидели блеск в его глазах.

- Все системы на меня.

К этой команде прибегали очень редко. И только самые опытные пилоты. Сейчас все системы корабля будут сосредоточены на капитанском кресле, которое также претерпевало изменения. Появилось множество экранов, на которых отображалось всё, что происходит с кораблём и за его пределами, множество резервных и дублирующих консолей управления, в которых могли потеряться даже выпускники лётной академии.

Пальцы с головокружительной скоростью запорхали над панелями, посылая команды напрямую в двигатели и прочие системы, где-то настраивая автоматизацию, где-то повышая чувствительность отклика до максимума. Взгляд капитана стал жёстким. Зрачки перестали мигать.

Сейчас перед восхищёнными и испуганными взорами Майкла и Соджиро предстал сам Звёздный Волк. Самый отчаянный ас за всю историю космических полётов.

Корабль плавно влетел в астероидное поле.

 

В рубке было тихо. Начинающие космонавты смотрели на своего более опытного товарища как на десятое чудо света. Андрей Вячеславович превратился в статую. Только пальцы с огромной скоростью отбивали команды для манёвров. А по-молодецки блестящие глаза, казалось, смотрели во все экраны разом, непостижимым образом воспринимая огромные массивы информации.

Казалось бы такое невозможно. Однако корабль уверенно танцевал среди смертоносных осколков планет, совершая головокружительные пируэты. Вот, носовые манёвровые двигатели задрали нос корабля кверху, в нескольких сантиметрах пропуская перед собой огромный астероид и тут же боковые манёвровые бросили корабль вправо, после чего заработали основные двигатели, толкнув корпус вперёд. Работали противометеоритные пушки, компьютеры лихорадочно обрабатывали траектории и предлагали сотни вариантов одновременно.

Андрей Вячеславович начал что-то мурлыкать себе под нос. Какой-то вальс. И вправду, если бы кто-то сейчас наблюдал за безумным полётом сквозь астероидное поле, он бы невольно залюбовался невероятной точности, с какой Звёздный Волк играючи избегал столкновений с космическим мусором.

 

Астероидное поле осталось позади.

Андрей Вячеславович несколькими отточенными движениями вернул системы корабля в штатное состояние и с блаженной улыбкой потянулся. Глаза и кисти рук болели, но это была приятная боль. Капитан опять почувствовал себя молодым и полным сил асом, который невзирая ни на какие опасности доставлял срочные грузы в дальние колонии и спасал терпящие бедствие экипажи.

- Ресурс топлива? – через несколько минут спросил капитан.

- Пятьдесят процентов. Вокруг терпящего бедствие корабля никаких отклонений не обнаружено.

- Это небольшой мезонный танкер “Кит-8”, – перебил Майкл. – Состояние корабля по первичному анализу в норме, пробоин нет. Не могу предположить, что у них случилось.

- Сато, на борту есть живые? – нахмурившись, спросил капитан.

Японец некоторое время изучал свои экраны, после чего обычным своим безэмоциональным голосом сказал:

- На корабле не обнаружено никаких органических форм жизни.

- Shit! – выругался американец, а у капитана появилась стойкая уверенность, что они нашли то, что искали.

 

Глава 3 – Мечты сбываются

 

Корабль “Прощание” приближался к терпящему бедствие грузовику лёгкого класса “Кит-8”. Жилые помещения примерно с корабль Андрея Вячеславовича, а трюм раза в три больше жилых помещений. За трюмом шли такие же огромные и сильно устаревшие мезонные двигатели. Как и докладывал Майкл Алан, с торговцем всё было в порядке. По крайней мере, визуально и по показаниям высокоточных приборов.

После блестящей корректировки орбиты и последующего шлюзования, Капитан отдал приказ всему личному составу надеть скафандры и приготовить гипноизлучатели.

Только капитанский скафандр предусматривал ношение лазерного оружия и энергоячеек к нему. В космосе любая даже самая мелкая пробоина могла стать фатальной несмотря на все современные средства защиты, такие как жидкий металл или микророботы. А уж выстрел из пистолета в космическом корабле равносилен самоубийству. Шоковое оружие, так популярное у стражей порядка на Земле также нельзя было использовать из-за опасности повредить оборудование, от точной работы которого зависели жизни экипажа. Поэтому лазерный пистолет в дополнение к гипноту был только у капитана.

Привычно и быстро облачившись, Андрей Вячеславович подошёл к люку, перед этим поставив корабль в режим регенерации ресурсов. Остальных пришлось ждать чуть ли не в два раза дольше, чем положено по нормативам.

Майкл вышагивал в стильном и красивом скафандре с налепленными повсюду американскими флагами. Скафандр японца с медицинским крестом на груди и флагом своей страны на правой руке являл собой вершину технологической мысли. Там была и походная лаборатория и аптечка и… чёрт знает что! Может и кофеварка есть. При всём при этом скафандр Соджиро Сато выглядел самым лёгким из всех.

Русский же скафандр капитана был груб. В нём не было ничего красивого и он был довольно громоздким. Однако каждый миллиметр полезной площади был потрачен на что-то действительно жизненно важное и был в некоторой степени даже эффективней японского. На стороне наших конструкторов был многовековой опыт лидеров космической промышленности.

В руках у каждого было по гипноизлучателю.

Капитан дал команду системам и дверца шлюза открылась.

Заходя в маленькую каморку, каждый думал о чём-то своём. Капитан был напряжён и чувствовал неясные сомнения. Лицо Майкла выражало киношную решимость пойти на любой риск, что бы спасти терпящих бедствие. По непроницаемому лицу учёного и по совместительству медика нельзя было что-то прочесть, однако в душе у Соджиро было неспокойно. Он полностью верил как в свой анализ и поэтому не боялся опасностей на борту чужого корабля так и в то, что они не найдут выживших.

Шлюз задраился. Прошло несколько томительных секунд и дверь в неизвестное отворилась.

 

Они стояли в рубке управления. Первой странность было то, что все системы грузовика работали в штатном режиме. И судя по всему, корабль остановился всего несколько часов назад, тогда же и начал передавать сигнал СОС. То есть почти в то время, когда “Прощание” появился в этой части галактики. Однако Сато продолжал докладывать, что на борту никого кроме них не было. Андрей Вячеславович и сам это чувствовал. А находящийся в крайне возбуждённом состоянии Майкл не мог в это поверить.

- Майкл, успокойся, – в который уже раз говорил капитан.

Майкл кивал головой, чего за шлемом было не видно и продолжал нервно шарахаться от каждой тени, тыча в неё гипнотом.

- Воздух в норме, капитан, – доложил Соджиро. – Можно снять шлемы.

- Отставить! – рявкнул Андрей Вячеславович и сам подивился своей реакции. Однако он привык доверять своим инстинктам. – Шлемы не открывать!

Японец недовольно притих и начал по новой проверять состав воздуха.

- Майкл, осмотришь каюты и принесёшь мне журнал полётов. Соджиро, изучи содержимое трюмов. Я останусь здесь, покопаюсь в системах. Обо всех находках докладывать мне.

Майкл и Соджиро вышли.

 

Вот оно, приключение! Затерянный в космосе неизвестный корабль без людей, который сам передаёт сигнал СОС! Вот о чём он мечтал!

Но Майкл тут же помрачнел. Он мечтал стать героем, найти что-то стоящее. А что тут можно было найти? Все эти странные совпадения можно как-то объяснить. Кеп был прав, нужно найти капитанский дневник и всё станет ясно.

Молодой американец ходил по комнатам экипажа. Все они были пусты, но в тоже время в них явственно чувствовалось живое присутствие. Странный грузовик не был какой-нибудь киношной декорацией, как вначале боялся Майк. Каждая каюта ясно говорила о своём владельце. На стенах висели фотографии близких, постели были не слишком тщательно заправлены. Недочитанные книги. В одной каюте горела лампочка бра, наверное, жилец забыл выключить. Создавалось впечатление, что экипаж только-только куда-то ушёл. Но куда можно уйти, если вокруг только космос?

Майкл зашёл в каюту капитана. Она была больше всех и в ней царил образцовый порядок. Кровать идеально застелена, книги стоят так ровно, что ни одна не выдаётся из общего ряда даже на миллиметр. На рабочем столе аккуратной стопкой лежали чистые листы бумаги и несколько ручек. Именно здесь по логике должен был находиться журнал полётов, но его не было. Навигатор тщательно проверил комнату и доложил Андрею Вячеславовичу по рации, что искомой книги нигде нет.

- Продолжай поиск, – ответил командир. – Она должна быть где-то на корабле! Ищи!

И Майкл искал. Однако не нашёл ничего интересного. Безнадёжно усевшись в кресло в кают-компании, американец посмотрел в иллюминатор и еле сдержал крик. Журнал был там. Он спокойно висел в космосе прямо напротив иллюминатора.

- К-кеп! Кэптен! – нервно закричал он.

- Что? В чём дело? – откликнулся капитан.

- Журнал! Он там!

- Где там? Майкл, что у тебя происходит?

- Журнал в космосе! Я его вижу из кают-компании! – Майкл начал паниковать, но потом вдруг притих.

- Этого не может быть, Майкл, – неуверенно сказал капитан.

- Сэр. Разрешите выйти в космос и забрать журнал, – с надеждой проговорил Майкл.

- Не разрешаю! Всё остальное проверил?

- Да… - разочарованно пробормотал навигатор.

- Иди обратно на “Прощание”.

Капитан отключился, а молодой космонавт ещё раз посмотрел на плавающий в космосе журнал. Выход в космос, что может быть проще? Тем более журнал недалеко. Это совершенно безопасно…

 

Соджиро не удивился полному отсутствию груза. Корабли редко ходили порожняком, но такая возможность была. Доложив об этом капитану, он попросил продолжить изучение воздуха. Капитан ответил согласием.

Однако никаких ядов, токсичных веществ или даже простых бытовых загрязнений типа пыли не было. Доходчивый учённый проверил воздух в каждом помещении корабля, но опять не нашёл никаких отклонений от нормы.

Соджиро ещё раз сообщил капитану, что воздух чист и что можно снять шлемы. Капитан ещё раз приказал шлем не снимать, а возвращаться на корабль.

Стоя у шлюза, учёный пытался хоть как-то унять своё раздражение. Он был полностью уверен в себе. Он никогда не ошибался.

 

Нарушать приказ было неприятно. Майкл боялся гнева капитана, но был уверен, что когда он достанет дневник всё будет хорошо, ведь победителей не судят. Он проверил количество кислорода, крепление страховочного троса и вышел в открытый космос через второй, не занятый шлюз транспортника.

Самонадеянный космонавт сразу почувствовал бесконечность окружающего пространства и его холод. Куда-то идти расхотелось. Хотелось вернуться в уют знакомого корабля, ещё хранившего в себе отголоски Земли. Однако если капитан узнает (а он узнает), что Майкл вышел в космос и, испугавшись, сразу вернулся обратно, то он его просто убьёт. А вот если Майкл достанет дневник, то станет героем и прославит свою страну!

Осторожно и медленно навигатор продвигался по броне грузовика, с помощью магнитных сапог. Идти пришлось минут десять, хотя капитан покрыл бы это расстояние втрое быстрее. Однако быстрый взгляд на стрелку наручного индикатора, отмечавшего количество воздуха, успокоил космонавта. Времени было вдоволь.

Дойдя до дневника, Майкл не сдержался и вызвал капитана. С гордостью рассказал ему, что успешно добрался до дневника и сейчас пойдёт обратно.

Капитан некоторое время молчал, а потом разразился русской фольклорной тирадой, смысла которой американец не совсем уловил (это было физически невозможно!), но по тону понял, что это было ругательство.

- Но я же нашёл журнал! – попытался оправдаться Майкл.

- Дурак! Быстро назад! – рявкнул капитан. – Сколько осталось воздуха!?

Майкл посмотрел на индикатор и радостным голосом ответил, что он почти не израсходовал кислорода. Стрелка была всё там же...

На канале связи повисло тягостное молчание и Андрей Вячеславович каким-то странным голосом сказал:

- Постучи пальцем по стеклу индикатора.

- Постучал.

- Стрелка двигалась?

- Нет, - тихо ответил Майкл, начиная понимать.

- Быстро назад, – голос капитана был спокоен, однако в нём слышалось нечто такое, что могло остановить даже обезумевшую толпу фанатиков. Майкл со всей возможной при его сноровке скоростью пошёл назад, осознавая, что начинает задыхаться. Он пытался успокоить дыхание, чтобы растянуть оставшиеся запасы подольше, но не мог. Сердце бешено колотилось и каждый шаг давался с трудом.

 

Андрей Вячеславович вихрем пронёсся по чужому кораблю и оказался в дублирующем шлюзе, вызывая по рации Соджиро. Японец не отзывался.

Майкл уже был в камере. Дошёл! Осталось только накачать камеру воздухом и открыть шлем, а там будь что будет. Плевать на интуицию! Сато говорил, что воздух в норме, значит, шлем можно снять.

Давление уравновесилось. Майкл осел на пол, прижимая к груди объёмистый дневник. Андрей Волков ворвался в шлюзовую камеру, быстро снял шлем с юнца и беспомощно опустил руки. Мимо него смотрели пустые глаза. Лицо американца выражало какую-то детскую обиду на весь мир.

- Что же ты так, Миша… - прошептал Андрей Вячеславович. Дрожащей рукой он снял с себя шлем и провёл рукой по лицу, вытирая пот и слёзы.

- Соджиро! Соджиро Сато! Отзовись, косоглазый кретин!!! – проорал капитан в микрофон шлема.

 

Соджиро не отвечал. Он снял скафандр, когда пришёл к себе в каюту. Сейчас он разглядывал в зеркале своё лицо. На щеках виднелись странные зеленоватые пятна. Значит, капитан был прав? Но почему приборы ничего не регистрировали? Он не паниковал. В конце концов, это могло быть что угодно. Аллергия на новый скафандр, к примеру.

Учёный сделал соскоб и принялся рассматривать чешуйки зеленоватой кожи в микроскоп. Такого он никогда не видел. Это было что-то неизвестное науке. Вирус, конечно. Но… внеземной, может даже кремниевый! Может из-за него погибла команда, а тела… Да чёрт с ними с телами! Это же открытие века!

В возбуждении Сато достал диктофон и начал наговаривать на кристалл информацию, продолжая вглядываться в своё открытие.

Вот ради чего он жил и работал! Это прорыв! Это слава!

 

Эмоции исчезли. Зажав в руке дневник исчезнувшего капитана, Андрей Вячеславович задраил за собой люк, отделяющий его корабль от чужого, на котором он больше не мог находиться. Майкл остался лежать там. Ему уже всё равно. Тело можно будет перетащить потом.

Капитан открыл дверь в каюту Соджиро Сато и увидел позеленевшее тело японца в кресле. На полу валялся сломанный микроскоп. Из нарывов на коже учёного росли какие-то шипы, испускавшие зеленоватое свечение.

Андрей Вячеславович закрыл дверь и прошёл к себе в каюту. Посмотревшись в зеркало, он не удивился, когда не увидел ни малейших признаков какой либо инфекции. Даже усмехнулся. Он уже начал понимать, что здесь происходит, и почему погибли его люди.

Звёздный Волк открыл дневник на последней заполненной странице и стал читать последние строчки, написанные спокойным ровным почерком.

 

“До сих пор не могу поверить, что всё так закончилось. Все мертвы потому, что желали смерти. Желали чего-то, что мог дать им космос. И космос выполнил их просьбу. Их мечты сбылись.

Лиза исчезла. Просто исчезла. О чём она мечтала?

О чём мечтаю я? Что уготовано мне? Раствориться в этой пустоте, как и моя жена? Что ж. Это был бы неплохой выбор.

Если кто-то найдёт наш корабль и сейчас читает эти строки, знайте, вы в опасности. Улетайте отсюда, ибо здесь… есть что-то, что выполнит ваше самое заветное желание.

Бегите!”

 

Да, так он и думал. В космосе возможно всё, в том числе и это.

Не спеша, Андрей Вячеславович зашёл в рубку и послал на землю отчёт о гибели экспедиции. Потом капитан перетащил тела Майкла и Соджиро в кают-компанию и устроил их на креслах поудобнее. Потом он долго гулял по своему маленькому кораблю, прикасаясь рукой к стенам и панелям приборов. Прощался.

Космос великодушно ждал.

Наконец, он сел в капитанское кресло, положил журнал своего коллеги на приборную панель, откинулся на спинку.

- О чём я мечтаю? – спросил Андрей Вячеславович Волков по прозвищу Звёздный Волк. – Ах да. Именно об этом…

 

 

Дмитриев Денис

Москва, 2007.

Переписан в 2016-м.


  • Kris Everheart это нравится

77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Сейчас смерти нет, потому что её нет. А когда она придёт – не станет уже меня самого и бояться смерти будет некому. Значит – смерти нет вообще"

А. Зорич.
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 


#2 Kris Everheart

Kris Everheart

    Фурия Хаоса

  • Хранители
  • 1 770 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 06 Октябрь 2016 - 23:40

Кей Овальд, Денис, это прекрасно! Очень было интересно прочитать.
  • Кей Овальд это нравится
e055a7df6c5a.gif
 

Океан и звезда - это я.

Крыльев нет у меня, но лечу.


#3 Регис

Регис

    Страж Порядка

  • Хранители
  • 1 819 сообщений
  • ГородПермь

Отправлено 07 Октябрь 2016 - 03:39

Согласен, прекрасно написано!


  • Кей Овальд это нравится

"Ничто не истинно. Всё дозволено".






Темы с аналогичным тегами Фантастика, Космическая опера, Мистика, Драма, КО_Рассказы

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Copyright © 2017 Your Company Name