Перейти к содержимому

IP.Board Themes© Fisana
 

Фотография

Библиотека цитат

цитаты книги юмор библиотека

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 11

#1 Молния

Молния

    Айнур

  • Таинственный орден
  • 3 490 сообщений
  • ГородБринвуд. Лунное Море. Фаэрун

Отправлено 08 Январь 2015 - 00:58

В Каер Морхене, казалось, есть всё - и несколько библиотек; и каминная, где поются песни, рассказываются истории и просто обсуждаются литературные произведения; и даже своё радио с газетой! Несчесть различных залов и комнат, таинственных порталов и волшебных книг, галерей и музеев, где всегда можно найти что-нибудь новенькое. Но, наш замок тем и хорош, если уж несколько его обитателей чего-то захотело, это "что-то" обязательно где-то появится, нужно лишь постараться найти!
И вот оно - новая, уютная комната на третьем этаже замка, конечно же в ней есть камин, несколько кресел и стульев, а главное, в комнате есть абсолютно чистые пока ещё книги.
Так для чего они тут?
Многие из нас наверняка сталкивались в книгах, на форумах - нашем или других, или просто в разговоре с друзьями, с настолько колоритной мыслью или фразой, что рука непроизвольно начинала искать что-нибудь пишущее, дабы пойманная в безбрежном океане слов драгоценная жемчужина, состоящая из мудрости или просто хорошего настроения, не растворилась бесследно, благополучно забытая через несколько дней под гнетом проблем и новых впечатлений? Сейчас у нас есть шанс сохранить все это, записав эти цитаты в книги, а потом, заходить сюда, перечитывать и улучшать себе настроение или становиться мудрее
Книги на полках только и ждут, чтобы в них были вписаны наши любимые цитаты....

 

© Молния 26 октября 2007 - 21:46 


Ведь нет Шепард без Вакариана...


#2 Молния

Молния

    Айнур

  • Таинственный орден
  • 3 490 сообщений
  • ГородБринвуд. Лунное Море. Фаэрун

Отправлено 08 Январь 2015 - 00:59

"Квалифицированный специалист выведет из линейки, вернет в семью мужа по паролю от аккаунта".. © Падр Галадан
"А ваша линия жизни может не петлять так быстро?" :cas: пьяная гадалка © Rain
"Вызываешь смесь обожания и периодически вспыхивающего желания тебя выпороть" © Rain (Настя про меня, да )) )
"Женщина не просто просит её выслушать, она хочет понять о чём говорит." © Ed_dy


Ведь нет Шепард без Вакариана...


#3 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 26 Январь 2015 - 23:50

 

— Плевать на уровень жизни! — взревел Абедалоф. Так взревел, что собеседники вздрогнули. — Плевать! Кого он волнует? Откуда тупым ушерцам знать, как именно они живут: хорошо или плохо? Я вам скажу, откуда: мы им скажем! Покупайте газеты, нанимайте пропагандистов и говорите, что все плохо. Говорите, говорите, говорите! Превращайте мелкие неприятности в катастрофы, а катастрофы — в трагедии вселенского масштаба. Постоянно повторяйте, что где-то живут лучше, намного лучше, так хорошо, как бывает только в сказке, а здесь — прогнившая помойка. Уровень жизни, хорошая зарплата — это повседневность, которая никогда и никому не кажется достижением. К ним привыкают, воспринимают как должное, но если все вокруг станут повторять, что люди живут плохо, потому что ими правят богачи, работяги поверят.
— Поверят? — растерялся Махим.
— Разумеется, поверят. — Арбедалочик презрительно усмехнулся. — Первое: людям нравится думать, что они используют мозг по назначению. Второе: мало кто доволен своим положением. Третье: люди тянутся к новому, причем, заметьте, не к лучшему, а к новому. Четвертое: возможность выступить против власти повышает их в собственных глазах. Взболтайте из перечисленных ингредиентов коктейль, и вы получите взрыв, способный смести какой угодно авторитет.
— А потом? — тихо спросил Йорчик.
Сфера его интересов была далека от подобных материй, и профессор как завороженный слушал Абедалофа.
— Потом мы устанавливаем свою власть и возвращаем скот в стойло, — махнул рукой директор-распорядитель. — Быдлу станет в разы хуже, чем раньше, но пищать оно не посмеет, поскольку мы будем жестоки с ним. Так жестоки, что это быдло будет непрерывно трясти от ужаса.
 

Вот что меня радует в Герметиконе Панова так это то, как открыто (и одновременно как бы не про нас) говорится о методах госпереворотов и закулисье войн. Оооочень злободневно и очень наглядно.


  • Молния и Kitty Venom это нравится

77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#4 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 16:59

«Милосердие, — подумал, раздражаясь, Бессонов. — Нет, у нас слишком много милосердия. Мы слишком добры и отходчивы. Чрезмерно».
— Так что же, следовательно, русские солдаты оскорбили вас? Жестоко и зло отобрали сигареты у доброго немецкого офицера, прибывшего из Франции в Россию с самыми лучшими целями? К сожалению, они не знали, что право выше силы, — проговорил Бессонов с иронией, не сочтя нужным высказывать неодобрение действию своих не знавших инструкции солдат, на которых так или иначе легонько досадовал педантичный в таких делах подполковник Курышев. — Молитесь Богу, вам повезло, господин майор.
Краснощекий капитан заторопился переводить, а крупное, породистое лицо майора, обволакиваясь дымом, распустилось от глубокой и жадной первой затяжки, он через ноздри долго процеживал дым; но едва молоденький капитан перевел слова Бессонова, немец внезапно смял папиросу, не докурив, и в злом исступлении бросил под ноги; полуистерический смешок забулькал в его груди.
— Нет, мне не повезло, господин генерал. Ваши солдаты, которые не убили меня в воронке, а держали, как свинью, на холоде и сами замерзали, — фанатики. Они беспощадны к самим себе! Я их просил, чтобы они убили меня. Убить меня — было бы актом добра, но они не убили. Это не загадка славянской души, это потому, что я добыча. Не так ли? Вы считаете нас злыми и жестокими, мы считаем вас исчадием ада… Война — это игра, начатая еще с детства. Люди жестоки с пеленок. Разве вы не замечали, господин генерал, как возбуждаются, как блестят глаза у подростков при виде городского пожара? При виде любого бедствия. Слабенькие люди утверждаются насилием, чувствуют себя богами, когда разрушают… Это парадокс, чудовищно, но это так. Немцы, убивая, поклоняются фюреру, русские тоже убивают во имя Сталина. Никто не считает, что делает зло. Наоборот, убийство друг друга возведено в акт добра. Где искать истину, господин генерал? Кто несет божественную истину? Вы, русский генерал, тоже командуете солдатами, чтобы они убивали!.. В любой войне нет правых, есть лишь кровавый инстинкт садизма. Не так ли?
— Хотите, чтобы я вам ответил, господин майор? — спросил сухо Бессонов, останавливаясь перед немцем. — Тогда ответьте мне: в чем смысл вашей жизни, если уж вы заговорили о добре и зле?
— Я нацист, господин генерал… особый нацист: я за объединение немецкой нации и против той части программы, которая говорит о насилии. Но я живу в своем обществе и, к сожалению, отношусь, как и многие мои соотечественники, к мазохистскому типу, то есть я подчиняюсь. Я не всадник, я конь, господин генерал. Я зауздан…
— Очень любопытное соотношение, — усмехнулся Бессонов, устало опираясь на палочку. — Парадоксальное соотношение коня и всадника. Нацист, пришедший с насилием в Россию, против насилия, но выполняет приказания, грабит и жжет чужую землю. Действительно — парадокс, господин майор! Ну, так как вы мне задали вопрос, господин майор, я вам отвечу. Мне ненавистно утверждение личности жестокостью, но я за насилие над злом и в этом вижу смысл добра. Когда в мой дом врываются с оружием, чтобы убивать… сжигать, наслаждаться видом пожара и разрушения, как вы сказали, я должен убивать, ибо слова здесь — пустой звук. Лирические отступления, господин майор!..

 


Бондарев, Юрий - Горячий снег. 1970


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#5 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 16:59

— Штейт ауф, шнель! [1] Шнель, говорят!
Тогда немец оторопело сел, тут же попытался встать, но не удержался на ногах и неуклюже повалился на бок на скате воронки; затем с клокочущим всхлипом оперся руками, поднялся на четвереньки и с расстановками, медленно выпрямился. А выпрямившись, стоял непрочно, шатаясь, — был на голову выше Кузнецова, очень крупный, плотный в теле, чрезмерно утолщенный в своей подбитой мехом теплой шинели, и так близко виден был этот чужой взгляд немца — взгляд, ждущий удара, настороженный и в то же время через силу намеревающийся еще быть высокомерным.
— Будешь сопровождать его, Уханов. Сволочь, видно, основательная! — сказал Кузнецов с едким щекотным чувством оттого, что перед ним стоит вблизи живой, ненавистный даже в воображении гитлеровец. Да, он их всех вот такими и представлял и поэтому сейчас ни на минуту не сомневался, что в душе этого пленного не оставалось ничего человеческого, свойственного нормальным людям.
Между ними были пропасть страданий, кровь, отчужденная и непонятная друг другу жизнь, непримиримые, враждебные друг другу понятия. Между ними была война и приготовленное к стрельбе оружие.
— И отвечаешь за него? — зло бросил Кузнецов.
— Доведу, лейтенант. Будет шагать как шелковый, — пообещал Уханов и, подойдя, грубовато и бесцеремонно похлопал по карманам немца, вынул зажигалку, вместе с ней смятую пачку сигарет, нестеснительно расстегнул шинель, достал из зазвеневшего орденами мундира портмоне, после чего отогнул рукав его затвердевшей на морозе шинели, проговорил полувопросительно:
— Смотри ты, как нянчились с ним разведчики, все оставили… Взять часы, лейтенант?
— Оставь их к черту! И зажигалку, и сигареты! И это все! — быстро и гадливо выговорил Кузнецов. — Брать у вшивой фашистской сволочи!..
— Не видно, что вшив. — Уханов с усмешкой отпустил рукав немца, раскрыл портмоне. — Глянь-ка, лейтенант, какие-то фотографии… У всех немцев на фотографиях дети как ангелы, особенно девочки, замечал, нет? И в белых чулочках.
— Не замечал. Отдай все, — приказал Кузнецов, не выказав ни малейшего любопытства к фотографиям.
— Ответь мне, лейтенант: на кой хрен мы всегда с ними церемонимся?
А немец, видимо, что-то понял. При повторяющемся слове «лейтенант» в глазах его тотчас исчезло натужно-высокомерное выражение, переменилось на выражение неуверенной просьбы, и он качнулся в сторону Кузнецова, этого русского, насупленного, зло приказывающего мальчика, выхрипнул:
— Сигаретен… мейн сигаретен… герр лейтенант!.. Раухен, раухен. Ихь виль раухен, герр лейтенант! Раухен! [2]
Он опять не устоял на ногах, осел задом в снег, снизу глядя на Кузнецова и подергивая шеей, судорожно глотал слюну.
— Отдай ему. Хочет курить, видишь? — сказал Кузнецов презрительно.

1 - Встать, быстро!
2 - Сигареты… мои сигареты… господин лейтенант!.. Курить, курить. Я хочу курить, господин лейтенант! Курить!

 

Бондарев, Юрий - Горячий снег. 1970


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#6 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 17:00

— Батарея готова к бою, товарищ генерал!
— К бою? — переспросил Бессонов, не спуская внимательных глаз с Дроздовского. — В счастливую судьбу верите, лейтенант?
— Я не верю в судьбу, товарищ генерал.
— Вот как? — проговорил Бессонов, вкладывая в эти слова свой смысл, испугавший Дроздовского непонятным значением. — В ваши годы я верил и в бессмертие… Отдаете себе отчет, лейтенант, что ваша батарея стоит на танкоопасном направлении, а позади Сталинград?
— Мы будем здесь до последнего, товарищ генерал! — произнес Дроздовский убежденно. — Хочу заверить вас, что артиллеристы первой батареи не пожалеют жизни и оправдают оказанное нам доверие! Мы готовы умереть, товарищ генерал, на этом рубеже!..
— Почему же умереть? — нахмурился Бессонов. — Вместо слова «умереть» лучше употребить слово «выстоять». Не стоит так решительно готовиться к жертвенности, лейтенант.
Дроздовский отвечал Бессонову чересчур решительным тоном; слушая его, глядел в глаза прямо и преданно, как глядят при докладе влюбленные в старшего командира курсанты в училище. И в то же время он чутко ощутил, что генералу не понравилось что-то в этой его решительной приготовленности к бою, словно бы не до конца естественной. Однако полковник Деев довольно-таки поощрительно подмигнул ему, смеживая рыжие ресницы, член Военного совета Веснин разглядывал Дроздовского с интересом.
— С какой стати вы собрались умирать, товарищ лейтенант? — спросил Веснин, не очень точно отгадывая причину чрезмерной решимости этого с курсантской выправкой командира батареи. — Жизнь-то одна, и второй не будет. Верно? Так лучше настроиться сохраниться, а? По-моему, товарищ лейтенант, смысл каждого боя — это не стать добычей шести пород могильных червей, что и без борьбы возможно. Бой-то идет против смерти, как это ни парадоксально. Разве не это истина?
Но лейтенант Дроздовский не лгал и не притворялся. Он давно и прочно внушил себе, что первый бой много будет значить в его судьбе или станет для него последним. В возможность своей смерти он не верил, как не верит в нее никто, не побывав на краю жизни, не осознав чужую смерть, как собственную, отраженную в другом. И Дроздовский ответил:
— Товарищ дивизионный комиссар, лично я умереть не задумаюсь…
— Вы комсомолец? — спросил Веснин. — Наверно, не ошибаюсь…
— Не один я, товарищ дивизионный комиссар. Все командиры взводов и больше половины расчетов. Комсорг батареи — лейтенант Давлатян…
— Тем более, — сказал Веснин, с улыбкой кивнув Давлатяну, по-детски засиявшему ответной улыбкой. — Вся жизнь у вас впереди. Позавидовать вам искренне можно. Не вечность война продлится.

 

Бондарев, Юрий - Горячий снег. 1970


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#7 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 17:01

Во всех войнах случались предательства, трусость, измены армий, выдачи секретных документов. Измена Власова в июне сорок второго года не являлась изменой армии, до последнего сражавшейся под деревней Спасская Полисть, — остатки дивизий с боями вырвались из кольца. Измена Власова была трусливым предательством одного генерала, ночью тайно бросившего штаб и пришедшего в занятую немцами деревню Пятница со словами страха и унижения: «Не стреляйте, я генерал Власов». Он спасал свою жизнь, которая с той минуты стала смертью, ибо всякое предательство — это духовная смерть.

 

Бондарев, Юрий - Горячий снег. 1970


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#8 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 17:01

— К танкам, — приказал Бессонов шоферу.
— Видимо, ребята из механизированного корпуса, — сказал, оживляясь, член Военного совета Веснин. — Что же они, подлецы эдакие, столпотворение устроили! Пехоту обидели? — Он, однако, испытывая слабость к танкистам, произнес «подлецы» ласково и добавил с осторожным восхищением: — Вот орлы!
— Но ползающие, товарищ комиссар, — смешливо вставил сразу очнувшийся Божичко.
— Это не машины корпуса, — твердо поправил Бессонов. — Корпус Мамина движется вдоль железной дороги. Слева от нас. Здесь их сейчас не может быть. Ни при каких обстоятельствах.
— Разрешите выяснить, товарищ командующий? — бодрым голосом отозвался Божичко, вроде и не дремал вовсе. Он засиделся без дела, без разговоров и явно был рад возможности любого проявления энергии.
Бессонов приказал шоферу:
— Остановите машину.
Мощный мотор «хорьха» смолк, опал в тишине свет фар, щупальцами втянулся в радиатор. Разом сомкнулась ночь, исчезли колонна, танки. Бессонов подождал в машине, привыкая к потемкам, потом открыл дверцу, для упора выставив наружу палочку. Вылезая, он задел ногой за край дверцы и, уколотый болью в голени, постоял немного, досадуя на себя за то, что, вылезая, подумал, не задеть бы ногу, и вот таки задел.
Все было мутно-сине, морозно, звездно. Бессонов неясно различил среди этой снежной темноты извивной лентой вытянутую под звезды в степь, запруженную квадратными громадами танков колонну: длинные силуэты машин с зашторенными подфарниками, повозки, столпившихся солдат. Он слышал на дороге гул работающих на холостом ходу автомобильных и тракторных моторов; хриплые, насквозь промерзшие голоса кричали впереди вперемежку с матом:
— Эй, танкисты, техника ваша мать, чего окопались в тылу?
— Мать честная, они же лыка не вяжут!
— Убирай свое железо с дороги — растопырились, ровно на свадьбе! Небось водки нажрались — глаза-то залили!
— Освободи путь. Дай проехать!
— Братцы, сюда начальство какое-то… Две машины!..
Бессонов пошел на эти разноголосые крики, зная, что в войсках еще мало видели его, на полушубке не было петлиц и генеральских знаков различия, но при виде высокой папахи в толпе постепенно угасала ругань, и чей-то спохватившийся тенорок вблизи произнес:
— Никак генерал…
— Кто командир танкового подразделения? — спросил Бессонов не громким, а утомленным, скрипучим голосом. — Прошу доложить.
Стало тихо. От машины, переговариваясь, подошли член Военного совета Веснин и Божичко. Остановившись, тоже замолчали. Со второй машины прыгали на дорогу автоматчики — охрана.
Бессонов ждал. Никто не отозвался.
От темной громады крайнего танка с искрящимися на броне сизоватыми островками снега несло ледяным запахом накаленного морозом металла, прогорклой остылой соляркой. В машине, чудилось, никого не было, не горел свет, танк будто мертво потух. Только в башенном люке зачернело что-то, чуть заворошилось, заслоняя звезды, но оттуда — ни звука.
— Я говорю, пусть подойдет ко мне командир танкового подразделения, — повторил Бессонов тем же тоном. — Жду.
— Кого нужно? Ты, пехота, мной не командуй! Лучше объезжай танки стороной, от греха подальше! — отозвался сверху злой голос, и это смутно-черное, выступавшее из башни, заметнее задвигалось по звездам.
— Ну-ка, слезай к генералу, птичья голова в танкистском шлеме! Чего диалог устраиваешь? — сказал с едкой развеселостью Божичко и, схватившись за железные поручни, вскарабкался на броню, заторопил: — Мигом, мигом! К генералу!
— К какому еще генералу? Меня на пушку не бери! Не первый день… Генерал с пехотой топает, что ли? А в штабах кто?
— Давай, давай, милый, рассуждаешь длинно. Прыгай с неба на землю!
Наверху вспыхнул ручной фонарик, зеленоватым маскировочным светом выхватил из возникшей пустоты неба широкого и огромного, казалось снизу, человека в комбинезоне, надетом, по-видимому, на ватник. Человек медленно вылез из люка на броню, спрыгнул на дорогу.
— Божичко, посветите ему, — приказал Бессонов. — И подведите его.
— Давай, давай, парень, поближе, не робей, — сказал Божичко.
Танкист остановился перед Бессоновым, заметно уменьшившись на земле, но все-таки ростом на голову выше его, неуклюже мешковатый в своей полной форме, возбужденное лицо в разводах копоти, опущенные под светом фонарика глаза подведены чернотой гари, тоже черные подрагивающие губы запеклись. Он тяжело дышал, и почувствовался запах винного перегара.
— Пьяны? — спросил Бессонов. — Посмотрите на меня, танкист!
— Нет… товарищ генерал. Норму я… норму… — выдавил танкист, не подымая траурно-черных век, ноздри его раздувались.
— Номер части и звание? Откуда вы?
Запекшиеся губы танкиста лихорадочно зашевелились:
— Отдельный сорок пятый танковый полк, первый батальон; командир третьей роты лейтенант Ажермачев…
Бессонов пристально смотрел на него, еще не веря в точность ответа.
— Как это сорок пятый? Каким образом вы здесь оказались, командир роты? — очень внятно спросил он. — Сорок пятый полк придан другой армии и, как известно, держит оборону впереди! Отвечайте яснее.
Танкист вдруг вскинул голову, веки его разом открыли в каком-то клоунском, страшном обводе глаза, налитые хмельной мутью. Он глухо выговорил:
— Обороны там нет… Немцы заняли станицу. С тыла обошли. От моей роты осталось вот три машины… В двух — пробоины… Неполные экипажи… Я с остатками роты… вырвался…
— Вырвались? — переспросил Бессонов и, лишь в эту минуту все предельно ясно понимая, повторил это острое, с колючими лапками слово, так знакомое по сорок первому году: — Вырвались? А остальные тоже, лейтенант, вырвались? Кто еще вырвался? — опять повторил недобро Бессонов, выделяя «вырвались» и «вырвался».
— Ах, шкура! — выругался кто-то в толпе солдат. Танкист заговорил рыдающим голосом:
— Я не знаю… не знаю, кто вырвался. Я прорывался вот с этими танками… Связи не было, товарищ генерал… Рация не работала. Я не мог…
— Что можете добавить?
Бессонов, сдерживая гнев, ожженный болью в голени, уже не видел никого в отдельности, но слышал разрозненные звуки команд, гул моторов за спиной своей огромной, тяжко дышащей, остановленной, как живое тело, колонны, точно сломленной на пути туда, откуда вырвались в слепом отчаянии этот нетрезвый лейтенант-танкист и эти три танка, преградившие сейчас дорогу, и почувствовал нечто ядовитое, словно сама паника черной тенью витала в воздухе. Солдаты вокруг танкиста замерли.
Бессонов повторил:
— Ничего не можете добавить, лейтенант?
Танкист втягивал воздух через ноздри, будто плакал беззвучно.
— Майор Титков! — приказал Бессонов в темноту отчетливо жестким, беспощадным голосом, в котором звучала неотвратимость вынесенного приговора. — Арестуйте его!.. И как труса — в трибунал!
Он знал непререкаемую значимость своих приказов, знал, что приказ его мгновенно выполнят, и, когда увидел низкорослого, железнокрепкого, с фигурой борца майора Титкова из охраны и двух молодых атлетически сложенных автоматчиков, подошедших к танкисту, поморщась, невольно отвернулся, бросил отрывисто майору Божичко:
— Проверьте, как там чувствуют себя остальные танкисты в машинах!
— Есть проверить, товарищ командующий! — ответил Божичко слабым криком изумления и покорности, словно в эту минуту исходила от командующего какая-то смертельная волна, краем коснувшаяся и его, адъютанта. И это было Бессонову неприятно. Он пошел вперед по дороге.
...
— Товарищ генерал! Товарищ командующий! — взвился в стороне танков дикий умоляющий вскрик, похожий на рыдания. — Я прошу выслушать… я прошу!.. Пустите меня к генералу! К генералу пустите! Потом вы меня…
Этот крик снова толчком боли отдался в раненой ноге. Бессонов повернулся и, внезапно почувствовав, что может упасть, оступившись при неверном шаге, пошел назад, как под болью пытки, а когда увидел подле громады танков людей из своей охраны, с силой отрывавших цепляющегося двумя руками за гусеницы, раскорякой сидевшего на снегу лейтенанта-танкиста, непроизвольно остановился. Тут же к нему подошел от машины член Военного совета Веснин, заговорил с убеждающей горячностью:
— Петр Александрович, прошу тебя… Молодой, в общем, парень. Был, видимо, в состоянии прострации, когда навалились немцы. Но он понимает, что совершил преступление, осознает… Я только что говорил с ним. Прошу тебя, не так резко!
«Вот вроде бы и первые разногласия у меня с комиссаром, — подумал Бессонов. — Быстро усмотрел в моих действиях жестокость».
Боль в ноге не отпускала, стискивала голень раскаленными клешнями, Бессонов, как сквозь синее стекло, видел сбоку длинный овал лица Веснина, его поблескивающие очки и, готовый сесть в машину, сказал сухо:
— Видимо, ты забыл, что такое паника, Виталий Исаевич? Забыл, какова эта зараза? Или так, в этом состоянии прострации, до Сталинграда докатимся? А ну-ка, пусть подведут танкиста. Хочу еще раз взглянуть на него, — добавил он.
— Майор Титков, подведите лейтенанта! — распорядился Веснин.
Майор и автоматчики подвели танкиста, тот хрипло и часто дышал, мелко стучали зубы, как будто его голого ледяной водой окатили. Он не мог выговорить ни слова, а когда наконец попробовал заговорить, послышались лишь сдавленные звуки крутых глотков, и Веснин тронул его за плечо:
— Возьмите себя в руки, лейтенант. Говорите!
Танкист сделал шаг к Бессонову, прохрипел:
— Товарищ командующий… всей жизнью, кровью… кровью искуплю… — Он потер руками грудь, чтобы протолкнуть в легкие воздух. — В первый и последний раз… А не оправдаю… расстреляйте. Только поверьте. Сам в лоб пулю пущу!..
Бессонов, не дослушав, взмахом руки остановил его:
— Достаточно! Немедленно в танк — и вперед! Откуда сумели вырваться! А если еще раз подумаете об этом «вырваться», пойдете под суд как трус и паникер! Немедленно вперед!
Бессонов захромал к машине, и ему показалось, что в возникшем движении за спиной послышались истерически задавленный всхлип смеха, задохнувшееся «спасибо», нелепое, бессмысленное, неприятное, как и этот животный смех, словно он, Бессонов, в силу какой-то извращенной прихоти имел право отнимать и дарить жизнь, а даря, приносил неудержимое счастье другим.
«Что-то не так во мне, не так, как хотел бы… Этого не должно быть, — подумал Бессонов уже в машине, вытягивая к мотору ногу. — Я хотел бы, чтобы было иначе. Но как? Я вызвал страх, покорность перед страхом? Или этот танкист раскаивался искренне?»

 

Бондарев, Юрий - Горячий снег. 1970


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#9 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Апрель 2018 - 17:02

Возле блиндажа раздался шум голосов, топот ног, и чей-то басок крикнул возбужденно: «Не тронь его, ребята! Стой, стой, говорю!» Дверь блиндажа рывком распахнулась, и несколько рук изо всей силы впихнули высокого, в кровь избитого человека в тугом шерстяном шлеме, в немецкой порванной шинели, без погон. Следом ввалился Жорка Витьковский, белокурые волосы растрепаны, нос страшно, неузнаваемо распух, на верхней губе засохшая струйка крови; вместе с ним вошел знакомый полковой разведчик, широкий, мрачно замкнутый, весь взмокший, расстегнутая кобура парабеллума отвисала на левом боку. Жорка ступил вперед, шмыгнул носом, проведя под ним пальцами, и, подтолкнув человека в спину, доложил:
– Вот этот с пулеметом на церковке сидел. Наш оказался.
– Как наш? – не понял Ермаков. – Чей наш?
– Ну… русский, что ли, шкура… Или как он там… Проститутка, в общем, – подбирая слова, объяснил Жорка, улыбаясь хмуро, и все трогал пальцами под носом. – Цельный час выкуривали его. Гранаты в нас кидал эти немецкие, а матерился, бродяга, по-русски, когда брали его… в шесть этажей…
– Власовец? – быстро спросил Ермаков, подходя к человеку в шлеме, впиваясь потемневшим взглядом в его лицо.
Человек стоял расставив ноги в немецких сапогах, засунув руки в карманы, кругляшок черных волос прилип к сгустку крови на лбу, продолговатая ссадина на щеке тянулась к виску, один обезображенный окровавленный глаз заплыл; в глубине другого, антрацитно-черного, остановилось, замерло выражение ожидаемого удара.
– Ну? Власовец? – переспросил Ермаков. – Что молчишь?
Пленный пожал плечами, невнятно выдавил:
– Ich verstehe nicht…
– Врет, – насмешливо проговорил Жорка. – Дрейфит, проститутка, что власовца в плен не возьмут. Он еще по дороге начал: «Нихт, нихт!» А до этого в бога костерил! На чисто русском… Он наших в деревне не одного человека ухлопал. Церковка – все как на ладони. Т-ты! – крикнул он пленному и даже подмигнул, как знакомому. – Закати-ка в три этажа. Для ясности дела. Да не стесняйся, ты!
Пленный молчал, открытый глаз его застыл в немигающей неподвижности, зрачок слился с влажной чернотой, и вдруг глаз мелко задергался от тика.
– Стрелял, значит? – Ермаков взял человека за подбородок, откинул его голову, взглядом нащупывая ускользающую черноту зрачка.
– Может, фамилию свою назовешь?
Почему русский этот, оставленный здесь, в деревне, стрелял в русских с упорством, на какое способен был только немец, уже не интересовало Ермакова. На такой вопрос никто из власовцев откровенных ответов не давал – и Борис проговорил медленно и раздельно:
– Ясно. Думаю, допрос не нужен. Как ты, Орлов?
Телефонисты, напряженно выпрямившись, застыли в углу; Орлов, сжав губы, смотрел в пол, и по его бледному лицу, на котором четко прорисовывались изломанные у висков брови, Ермаков прочел приговор.
– Допрос? – зло произнес Орлов, не подымая головы. – Ни одного вопроса! Родину, стервец, продал! А ну, выводи его. Фамилия? Не нужна фамилия. Он сам забыл ее!..
– Товарищи… Товарищи… – удушливо-хрипло и жутко выдавил горлом пленный и переломленно рухнул на пол, диким глазом умоляя, прося и защищаясь. – Товарищи… – Он стал на колени, вздымая и опуская руки. – Пощадите меня… Еще не жил я… Не своей волей… Пощадите меня… У меня жена с ребенком… в Арзамасе… Товарищи, не убивайте!
Мутные слезы потекли по его лицу, и, не вытирая слез, он дрожащими пальцами слепо разорвал подкладку шинели, лихорадочно вытащил оттуда что-то завернутое в целлофан, торопясь, сдернул красную резинку.
Орлов гибко подскочил к нему, рванул за грудь так, что затрещала шинель, сильным толчком поднял его с земли. Бумаги посыпались под ноги власовца.
– «Товарищи… Не своей волей… Жена в Арзамасе»? Ах ты!.. А на церковке сидел до последнего? Умри хоть, сволочь, как следует!
– Товарищи… Товарищи… – Власовец со стоном вновь ослабленно повалился на пол и судорожно совал руки во все стороны, неизвестно для чего пытаясь еще подобрать рассыпанные бумаги. – Я не хотел… не хотел…
– Выводите! – испытывая омерзительное чувство, приказал Ермаков и отвернулся, чтобы не видеть этих унизительных, бегущих по щекам мутных слез, этого полного звериным страхом черного глаза без зрачка.
Власовца вывели. В траншее послышалась возня, и, накаленный животным безумием, взвизгнул умоляющий голос:
– Товарищи… Товарищи!..
Воздух полоснула автоматная очередь.
В блиндаже было тихо. Ермаков прошелся из угла в угол, увидел на полу бумаги уже не существующего человека и брезгливо собрал их, просмотрел потертый на углах аттестат, выданный на имя командира взвода разведки лейтенанта Сорокина Андрея Матвеевича, тысяча девятьсот двадцатого года рождения; потом, хмурясь, долго глядел на фотокарточку беловолосой девушки, доверчиво и смущенно улыбающейся в объектив; на обороте косым неокрепшим почерком: «Дорогому и любимому Андрюше от навечно твоей Кати. 11 апреля 1940 года, гор. Арзамас».
Он протянул бумаги Орлову, стараясь подавить чувство жалости к этой неизвестной ему Кате, которая никогда не узнает всю беспощадную правду о том, кто умер сейчас.

 

Бондарев, Юрий - Батальоны просят огня. 1957 г.
 

 

И тогда Ермаков ясно понял, почему угнетала всех и его самого эта неопределенность положения. Батальон искал боя, а боя не было. И это было самое страшное, что могло быть на войне.

 

 

Бондарев, Юрий - Батальоны просят огня. 1957 г.


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#10 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 22 Май 2018 - 15:37

Овсянников сел на обледенелый сруб колодца и пытливо посмотрел на Малешкина. – Ребята твои, наверное, сейчас за бутылку принялись. Они только и ждали, когда я уйду! Мне даже совестно стало. Тут, видимо, ничего не поделаешь. А ты побудь со мной. Выпьют – и пойдешь.
Саня усмехнулся:
– Оставят, товарищ полковник.
Лицо у полковника опять стало грозным.
– Вообще водка – гадость, а пить ее с подчиненными – вдвойне гадость. А ведь ты пьешь с ними?
Саня посмотрел на небо, потом на полковника и кивнул головой.
– Если хочешь быть настоящим офицером, прекрати. С сегодняшнего дня прекрати.
Саня удивленно посмотрел на замполита:
– Так водку ж дают. Положено.
– Что «положено»? – нахмурился Овсянников. – Я разве про эти сто граммов говорю? А я и эти сто граммов не пью. И никогда не пил. Еще Аристотель сказал: «Пьянство – добровольное сумасшествие».


Курочкин, Виктор - На войне как на войне. 1965г.


  • Милосферато это нравится

77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#11 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 25 Август 2018 - 08:00

- Только что бог кинул в меня черничным пирогом! Ребят… пирог был размером с чертов КАМАЗ!

- Буся нас кину-у-ул-а!

Михайлов, Дем - Господство клана Неспящих


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 


#12 Кей Овальд

Кей Овальд

    Эзархаддон

  • Таинственный орден
  • 3 585 сообщений
  • ГородМосква

Отправлено 02 Ноябрь 2018 - 10:25

- …И воевать научились по-настоящему, и ненавидеть, и любить. На таком оселке, как война, все чувства отлично оттачиваются. Казалось бы, любовь и ненависть никак нельзя поставить рядышком; знаете, как это говорится: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», — а вот у нас они впряжены и здорово тянут! Тяжко я ненавижу фашистов за все, что они причинили моей родине и мне лично, и в то же время всем сердцем люблю свой народ и не хочу, чтобы ему пришлось страдать под фашистским игом. Вот это-то и заставляет меня, да и всех нас, драться с таким ожесточением, именно эти два чувства, воплощенные в действие, и приведут к нам победу. И если любовь к родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть всегда мы носим на кончиках штыков. Извините, если это замысловато сказано, но я так думаю.

 

Шолохов Михаил Александрович - Наука ненависти. 1942г.


77d2f59be996fbc71655a9fa938194aa.gif Глав. Ком. по кусь-кусь.
В мрачной темноте далёкого будущего есть только... война.

69318fc91b5367e2a2abd273b60636a7.png

"Возлагая надежды на своих братьев, люди часто разочаровываются в них. В этом и состоит одно из главных преимуществ машин – надежность и отсутствие коварства. Хотя и в этом можно найти свои недостатки"

Эразм. «Рассуждение о мыслящих биологических объектах»
c9c522907d7f79ef79fcb60a6b407e3e.png
Что может изменить природу человека? Переводчик.

 

 

 

 

 

 






Темы с аналогичным тегами цитаты, книги, юмор, библиотека

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Copyright © 2018 Your Company Name